Реклама


Главная страница arrow Библиотека arrow О концептуальном искусстве
О концептуальном искусстве

Мы находимся всего лишь в шаге от той области экспериментаторства, в кото­рой плана какой-то акции, или отчета о ней, или некой формы письменного размышле­ния о событии, возможном в будущем, — одного этого будет достаточно для удостове­рения в том, что артефакт состоялся. Концептуальное искусство, нарушившее равно­весие творческого акта — от материала к идее, от события к концепции — было, разумеется, не вполне свободно от материала, но место этого материала в системе «выбор, покупка, продажа и хранение артефакта» некоторое время, примерно с 1966 по 1972 г., было не в ладах с господствующим в обществе представлением о «встрече с прекрас­ным».

Сол Ле Витт в своей статье для журнала «Артфорум» 1967 г. привел такое опреде­ление концептуального искусства: «Когда художник прибегает к концептуальной фор­ме искусства, это означает, что все планирование производится заранее, все решения принимаются заранее, и исполнение происходит формально, поверхностно, неглубоко... цель ху­дожника, занимающегося концептуальным искус­ством, — сделать свою работу интеллектуально интересной для зрителя, и при этом не затрагиваю­щей его душу». Решительно настроенный не де­монстрировать ни личного отношения, ни процес­са принятия решений, сам Ле Витт делал вещи, ха­рактеризующиеся повторами и перестановками. В 1967 г. он приступил к разработке настенных рос­писей из тесно расположенных стандартных пря­мых линий, которые по его указаниям должна бы­ла выполнять команда маляров. Однако Ле Витт подчеркивает также, что хотя «то, как выглядит ра­бота, не так уж и важно (должна же она выглядеть как-то, раз обладает физической формой)», опре­делить масштаб, размер и расположение конечно­го продукта все-таки следует. Что на самом деле важно, так это донести идею: «Концептуальное ис­кусство хорошо только тогда, когда хороша идея».

Большинство работ, заявленных как концеп­туальные, отличает острая смесь провокации и легкого абсурда. Сам Сол Ле Витт присочинил еще один термин — «экономия»: «Идею, которая лучше выражается в двух измерениях, не следует выра­жать в трех. Идеи могут выражаться числами, фо­тографиями, словами или еще как-нибудь — так, как вздумается художнику, поскольку форма не имеет значения». («Я не люблю термина "произве­дение искусства", — насмешливо прибавил он, — поскольку не слишком склонен производить, а тер­мин звучит весьма претенциозно».)

Вот и художник Роберт Барри, профессио­нальный живописец, отказался от живописи, обна­ружив, что при разном освещении его работы вы­глядят по-разному; он стал делать инсталляции с тонкой проволокой, но отказался и от этого, когда убедился, что они невидимы. С тех пор на своих шоу Барри представлял радиоволны, сверхзвуко­вые частоты, микроволны и радиацию, объявлял об их небесном существовании, и ничего более. Иначе говоря, произведения Барри можно рас­сматривать как попытку уничтожить грань между искусством материальным и окружающей средой. Его серия «Инертный газ» выглядела следующим образом: он выпускал два кубических фута гелия в небо над пустыней Мохаве и фотографировал невидимый результат, что могло слу­жить метафорой растворения конечного искусства в бесконечной жизни, как и свидетельством услов­ной достоверности фотографии. В то необыкно­венное время философская провокация публики сделалась привычной тактикой Барри...

Роберт Барри - Инертный газРоберт Барри - Инертный газ

Когда готовилась важная лондонская выставка 1969 г. — первая в английской столице, кото­рая вывела концептуальное искусство из частных галерей на арену государственного финансирования, — Барри прислал ее организатору Чарльзу Хэррисону указание напечатать спецификацию к некоему артефакту, не более видимому, чем инертный газ, и фраза эта на самом деле достойна того, чтобы остаться в веках: «ЗДЕСЬ НАХОДИТСЯ НЕЧТО, ОЧЕНЬ БЛИЗКОЕ В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ, НО ПОКА ЧТО МНЕ НЕ­ИЗВЕСТНОЕ». Читатель этого текста, включенного впоследствии в провокационную экспозицию выставки «Жизнь в твоей голове», проведенной в Институте современ­ного искусства, не мог не отметить интерес Барри к тому, что он сам определил как «вещи неосязаемые и неизмеряемые, физические, но по своему действию все-таки метафизические».

ART TODAY. Актуальное искусство 1970-2005 / Брэндон Тейлор   

 
 
« Пред.   След. »